Вдохновленные небом: как мечты о полетах и желание сохранить семейное дело воплотились в авторский бренд изделий из кожи

В жизни известного американского миллиардера Говарда Хьюза-младшего были две главные страсти – кино и авиация. Влюбившись в небо в возрасте 14 лет, в 23 года он получил лицензию пилота, в 30 – купил свой первый самолет, освоил выполнение фигур высшего пилотажа и лично выполнял даже самые опасные трюки на съемках своих картин. 

Центр кластерного развития Смоленской области
г. Смоленск, ул. Энгельса, д. 23 офис 204
+7 (920) 661 18 67

Вдохновленные небом: как мечты о полетах и желание сохранить семейное дело воплотились в авторский бренд изделий из кожи

В жизни известного американского миллиардера Говарда Хьюза-младшего были две главные страсти – кино и авиация. Влюбившись в небо в возрасте 14 лет, в 23 года он получил лицензию пилота, в 30 – купил свой первый самолет, освоил выполнение фигур высшего пилотажа и лично выполнял даже самые опасные трюки на съемках своих картин. 

Смолянин Антон Максименко тоже с ранних лет грезил о небе. Да и кто из советских ребят не мечтал стать летчиком или космонавтом – смелым и честным воздушным рыцарем без страха и упрека, выслеживающим врагов сквозь облака и возносящимся все выше и выше, к самым звездам!

Историю жизни Говарда Хьюза режиссер Мартин Скорсезе пересказал нам в фильме «Авиатор», а Антон вместе с женой Евгенией каждый день делятся со смолянами своим вдохновением в основанной ими авторской мастерской AVIATOR.

 

Ты идешь по небу, словно оно тебе по колено

«Звездные войны»

Мастерская Антона и Евгении располагается практически в центре города, на улице Октябрьской революции. Однако, если не знать, что за памятником Исаковскому есть место, где появляются на свет красивые и качественные кошельки, сумки и обложки для документов ручной работы, скорей всего, просто пройдешь мимо. У магазина пока нет яркой вывески или направляющего прямо к крыльцу указателя; путеводителем служит лишь группа мастерской ВКонтакте да сами мастера, всегда готовые лично встретить своих гостей.

Мастерская AVIATOR – место необычное и меньше всего похожее на стандартную торговую точку. Прежде всего потому, что, несмотря на свой весьма скромный размер, она очень уютная и совсем не напоминает забитый под завязку склад с товаром. Портмоне, брелоки и визитницы разложены по стеклянным шкафам, словно музейные экспонаты, слева за импровизированной ширмой – стеллаж со свернутыми в разноцветные рулоны кожами, а за перегородкой – рабочее место Антона и Евгении. Здесь есть даже старенький телевизор, правда, показывает он одну-единственную программу – выступление нарисованных сестрой Антона балерин. Потолок украшен старыми пластинками, а на стенах – портрет Хемингуэя и иллюстрации к самому известному романа Сент-Экзюпери.

«Мы изначально не хотели разделять мастерскую и магазин, - рассказывает нам Евгения. – Чтобы люди приходили и могли увидеть мастера за работой, могли рассмотреть материал, из которого будет сшит их будущий заказ. И атмосферу здесь мы постарались создать соответствующую, наполнить ее необычными и очень дорогими лично нам вещами. Вот тут у нас стоят старые швейные машинки: в своей работе мы ими, конечно же, не пользуемся, но кажется, что здесь они все же смотрятся уместно. А вот этот старый шкаф раньше принадлежал моему дедушке, выбросить такое просто рука не поднимается!».

Я просто уверена, что можно научиться летать. Конечно, шлепнуться на землю не сладко, но ведь не обязательно начинать сразу с большой высоты.

Астрид Линдгрен «Пеппи Длинныйчулок»

 

От дедушки Евгении досталась не только старинная мебель, но и будущая профессия.

«Мой дед был сапожником, практически всю жизнь работал с кожей. Мой отец тоже умел это делать, мог при желании сшить сумку или починить обувь, но для него это уже было не профессией, а хобби. Когда дедушка ушел из жизни, я училась в институте искусств, на отделении декоративно-прикладного искусства. После него осталось много инструментов, я стала просить отца научить меня ими пользоваться. Но его ответ был категоричным: нет, работа с кожей – не женское дело, береги руки! Но чему-то, конечно, глядя на их работу, я все же научилась. И, когда не стало папы, а весь рабочий инструмент по наследству перешел мне, решила заняться этим делом всерьез».

Предостережения отца оказались не напрасными: о красивых чистых ручках, которыми могут похвастаться вышивающие народные узоры мастерицы, Евгении и вправду пришлось забыть. Воск, вощеные нитки и острый инструмент нередко оставляют свои следы, однако саму девушку это, кажется, ничуть не огорчает. К слову, основным рабочим инструментом в мастерской по-прежнему является дедушкино наследство. «Конечно, сегодня существует и более современный, и более удобный инструмент. Но, прикасаясь к старому инструменту, я словно чувствую тепло, которое мой дед передавал этим предметам».

Практически все изделия, представленные на витринах магазина, Антон и Евгения сделали собственноручно.

Сегодня AVIATOR – самое настоящее семейное дело. Единственный работник, который трудится здесь помимо самих супругов – это молодой смолянин, которого ребята взяли к себе в ученики и терпеливо обучают всем тонкостям работы с кожей. «Возможно, после обучения он и останется у нас в качестве полноценного сотрудника, обретя новую профессию, - делится Антон. – Пока справляемся своими силами, а как будет дальше – посмотрим».

 

Одним даны крылья, чтобы прятать голову под крыло, а другим дана голова, чтобы летать. С крыльями или без. Крылья обязательно вырастут за время полета.

Семен Альтов «Набрать высоту»

Удивительно, но в кожевенном деле за несколько столетий кардинально ничего не изменилось. Разве что изделия, производимые из кожи, стали другими: вместо седел, щитов и колчанов – визитницы, рюкзаки и ключницы. А вот способы обработки кожи, склейка и типы швов остались практически неизменными.

«Мы стараемся искать старых мастеров, у которых опыт работы с кожей исчисляется несколькими десятилетиями, - рассказывает Антон. – У таких людей всегда есть, чему поучиться, они делятся с нами секретами  своего мастерства, учат каким-то приемам. А мы взамен рассказываем им о том, как можно использовать в работе современные технологии, например, при помощи компьютера до миллиметра вымерять чертежи будущих изделий. В нашей работе очень важно соблюдать технологию сборки, чтобы избежать дефектов».

Именно в мастерской AVIATOR я впервые увидела весьма необычное (хотя, по словам Антона, и самое простое) приспособление для сшивания кожаных изделий – шорный пони. При помощи этого инструмента мастер крепко зажимает два кусочка кожи с уже проколотыми отверстиями, затем обеими руками при помощи двух игл прочно сшивает их между собой, изо всех сил затягивая нити на каждом стежке. К слову, мастера используют вощеные нити и специальную латунную фурнитуру, что делает продукцию AVIATOR удивительно долговечной. «Мы даем пожизненную гарантию на все наши изделия, - рассказывает Антон. – И каждому покупателю обязательно говорим, что если с его покупкой что-то случится, он всегда может прийти к нам, и мы все бесплатно поправим. Каких только случаев не происходило с нашими изделиями за это время: и шампанским их заливали, и кнопки отрывали. Но еще не было такой неприятности, которую мы не сумели бы исправить»

 

Быть может, небо на самом деле — это поросший белыми цветами луг; и там гуляет Бог и срывает звезды...

Джон Голсуорси «Темный цветок»

 

Материал для будущих изделий Евгения и Антон закупают исключительно в столице; в Смоленске просто невозможно найти сырье необходимого качества и выделки. Ребята практически не используют в своей работе свиную кожу, предпочитая кожу крупного рогатого скота: по своей прочности, качеству и внешнему виду последняя не в пример лучше первой. Перед покупкой каждый лист кожи смоленские мастера проверяют вручную на предмет изъянов и дефектов, выбирая исключительно первоклассные куски, а после обрабатывают ее для того, чтобы повысить прочность будущего портмоне или монетницы, при помощи воска и профессиональной финишной химии сделать их неуязвимыми для воды или придать легкий налет старины.

Все манипуляции с кожей Евгения и Антон проделывают исключительно вручную. «Ручной труд – это не просто соединение деталей, - уверена Евгения. – Ты вкладываешь в изделие свои эмоции, передаешь вещи свое тепло, любовь. Именно это и делает их по-настоящему уникальными».

Конечно, времени на производство одной вещи ручной работы требуется намного больше, чем при использовании машинного труда. «Если сравнивать, то на машинке за день можно сшить рюкзак, в то время как вручную на производство одного только портмоне, в зависимости от сложности, может уйти в среднем три-четыре дня», - говорит Антон. Новые выкройки и модели ребята придумывают сами, путем проб и ошибок выбирая именно то, что будет радовать смолян еще не один год.

 

Каждому жителю отпущено по десять тысяч метров чистого неба над головой

Антуан де Сент-Экзюпери «Южный почтовый»

Впрочем, бренд AVIATOR уже известен далеко за пределами родного региона. Найти клиентов в других российских городах и даже за границей смоленским мастерам помогает интернет. «В этом плане нам очень полезна страница ВКонтакте: любой желающий может зайти на нее, посмотреть, какие товары мы предлагаем, и выбрать то, что нравится именно ему, - рассказывает Евгения. – В основном мы работаем по индивидуальным частным и корпоративным заказам, с клиентом оговаривается все – цвет кожи, размер изделия и тот рисунок, который он хотел бы видеть на своем кошельке, браслете или брелоке. Нашу продукцию можно найти и на портале «Ярмарка мастеров». Это прекрасная площадка для всех хендмейд-мастеров и для тех, кто хочет найти для себя красивую и уникальную вещь. Раньше мы также старались представлять свою продукцию на тематических выставках и ярмарках, но сейчас загруженность настолько велика, что времени на то, чтобы ездить по подобным мероприятиям, просто не остается».

Наши эмоции, тепло, любовь - вот что делает изделия AVIATOR по-настоящему уникальными

 

Самый дальний пункт назначения, куда за два года существования мастерской отправилась продукция смоленского бренда AVIATOR – солнечный американский штат Техас. Каждую приобретенную покупателем вещь Антон и Евгения аккуратно упаковывают в брендированную крафт-бумагу, а с недавних пор в арсенале мастерской появились и украшенные крылатым логотипом бренда деревянные коробочки. Ведь большая часть покупаемых у ребят изделий идет в подарок дорогим и близким людям, а значит, и фирменная упаковка должна полностью соответствовать стилю AVIATOR – качественные и стильные, выполненные с теплом и любовью.

 

Испытай один раз полет, и твои глаза навечно будут устремлены в небо. Однажды там побывав, на всю жизнь ты обречен тосковать о нем.

Леонардо да Винчи

И, конечно, еще один вопрос, который я просто не могла не задать этим творческим, гостеприимным и так увлеченным своим делом людям – как им пришла идея назвать свой бренд именно AVIATOR? Как оказалось, разгадка кроется в детском увлечении Антона. «Любовь к авиации и всему, что с ней связано, действительно проснулась у меня очень рано, - признается он. – Я начал читать все про разные модели самолетов и знаменитых летчиков, управляющих ими. Так в моей голове сформировался некий собирательный образ человека данной профессии – смелого, честного, не боящегося идти на риск. И, когда встал вопрос о том, какое название подошло бы для нашего бренда, мы решили, что было бы совсем не плохо ассоциироваться с такими понятиями. Так сформировался и стиль AVIATOR  - прочно, надежно, функционально»

 

 

У каждого человека свои звезды.

Антуан де Сент-Экзюпери

 

текст Анастасия Голикова

фото Александр Губарев

Читайте также

© Центр кластерного развития Смоленской области

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение