Под прицелом: природа, санкции и черные тела глазами сотрудников смоленской компании «Мезон-А»

Все началось с трубы. С самой обычной подзорной трубы, выпущенной в 1991 году новичком на рынке оптики – частным производственным белорусским предприятием. Семь лет спустя это предприятие объединяется с коллегой – торговой оптической компанией из американского штата Техас. Так на мировой рынок оптики выходит совершенно новый игрок – компания Yukon Advanced Optics Worldwide, которая меньше чем через десять лет сумеет отвоевать себе собственную долю международного рынка приборов ночного видения. 

Центр кластерного развития Смоленской области
г. Смоленск, ул. Энгельса, д. 23 офис 204
+7 (920) 661 18 67

Под прицелом: природа, санкции и черные тела глазами сотрудников смоленской компании «Мезон-А»

Все началось с трубы. С самой обычной подзорной трубы, выпущенной в 1991 году новичком на рынке оптики – частным производственным белорусским предприятием. Семь лет спустя это предприятие объединяется с коллегой – торговой оптической компанией из американского штата Техас. Так на мировой рынок оптики выходит совершенно новый игрок – компания Yukon Advanced Optics Worldwide, которая меньше чем через десять лет сумеет отвоевать себе собственную долю международного рынка приборов ночного видения. 

Сменив подзорные трубы на современные бинокли, приборы ночного видения и тепловизионные прицелы, компания Yukon стала успешным мировым производителем  наблюдательной оптики, главная задача которой - надежно и без осечек служить относительно мирным, то есть гражданским целям. Сегодня представительства компании можно найти в семидесяти странах мира, а предприятия, выпускающие продукцию под торговой маркой Pulsar, разместились не только в родной для компании Белоруссии, но и на территории Литвы, Великобритании, Украины, Китая и, конечно, России.

Не сложно догадаться, что, раз сегодня мы ведем это повествование, то единственное российское предприятие расположено именно в Смоленске и называется оно «Мезон-А». А вы, наверное, и не знали, что в нашем городе производятся самые современные тепловизионные прицелы, при помощи которых можно выследить оленя и кабана даже самой темной ночью.

На всю страну такой – один!

Впрочем, подобное незнание смолянам вполне можно простить: предприятие не выступает спонсором региональных культурно-массовых мероприятий, не мелькает на страницах местных журналов и газет, да и фирменного магазина Pulsar на смоленских улицах вы не найдете. Прицелы, бинокли и другие приборы, собираемые руками сотрудников «Мезон-А», не продаются в Смоленске. Реализовывать свою продукцию компания предпочитает при помощи дилерской сети.

«В настоящее время с нами работают порядка шести крупных фирм-дилеров, - рассказывает руководитель предприятия Андрей Симонов. – Нет, они не специализируются исключительно на продукции нашей компании, работают и с другими производителями, но нас такая схема работы вполне устраивает. У нас не болит голова, кому и как продавать наши приборы; наша задача – выпустить на рынок качественный и надежный продукт».

Конечно, нельзя было не задать вопрос о том, почему российский филиал столь успешной международной компании было решено разместить именно на смоленской земле. Как оказалось, решающую роль (как не единожды в истории) сыграло выгодное географическое положение регионального центра. «Удобное расположение Смоленска у трассы МI позволяет нам быстро доставлять продукцию в столицу, а уже оттуда распределять ее по всей стране и за ее пределы, - рассказывает Андрей Симонов. – В то же время организовать подобное производство в столице вышло бы куда дороже: там и затраты на аренду помещения больше, а заработные платы выше. Открыть  производство в Смоленске оказалось гораздо выгодней со всех точек зрения».

В Смоленске предприятие работает чуть больше десяти лет, с 2006 года, однако за это время уже успело сменить свое местоположение. Изначально производственные помещения «Мезон-А» располагались на улице Попова, однако, по словам директора, обстановка там была весьма далека от идеала. Сотрудники предприятия постоянно жаловались руководству на плохие условия труда, да и добираться до рабочего места для большинства из них было проблематично. Возможно, в другой организации подобные жалобы так и остались бы без ответа, однако руководство компании прислушалось к мнению коллектива, и в 2010 году предприятие переехало на новое место – на улицу Шевченко, на территорию завода «Искра».

В новом помещении нашлось место не только для основных производственных участков (электромонтажного и оптического), но и для отдельной столовой для сотрудников, где рабочие могут спокойно пообедать и отдохнуть. Так что теперь обстановкой на своих рабочих местах сотрудники предприятия теперь более чем довольны.

К слову, основной костяк трудового коллектива смоленского предприятия сформировался далеко не сразу. «В первые годы текучесть кадров у нас была очень большой,- вспоминает Андрей Симонов. – До нас подобного производства на Смоленщине не было, а значит, и работе на таком предприятии нигде не обучали. Нам приходилось набирать людей самых разных профессий, даже бывшие продавцы к нам приходили. Мы их переучивали, давали все необходимые знания и отправляли на участок. Многие уходили, так и не привыкнув к этой работе. К счастью, сегодня проблем с кадрами на нашем предприятии нет. Мы наконец-то сформировали постоянный штат работников – чуть больше полусотни человек, средний возраст которых – 30-35 лет»

Я целюсь не рукой…

Помните, каким видел мир главный антигерой знаменитого фильма «Хищник»? Примерно по такому же принципу работают и тепловизионные прицелы Apex – основная продукция, производимая в стенах смоленского «Мезон-А», разве что ярких красок в условиях ночной охоты получается куда меньше. Такие прицелы помогают охотникам выслеживать добычу даже под покровом тьмы благодаря мощным сенсорам, которые, в свою очередь,  улавливают тепло, излучаемое оленями, кабанами и прочими теплокровными существами. В результате животное, которое невозможно разглядеть в темноте невооруженным человеческим глазом, светлой фигурой вырисовывается на темном фоне окружающей природы, превращаясь в прекрасную мишень для терпеливого охотника.

Будучи весьма далеким от охотничьих дел человеком, я представляла себе подобные прицелы в качестве дорогостоящего, но достаточно элементарного аксессуара, который крепится к основному оружию и помогает стрелку еще больше повысить свою меткость и увеличить шансы на удачный для него (и, соответственно, неудачный для добычи) исход охоты. Но оказалось, современные прицелы – это весьма сложные и многофункциональные приборы, порою оснащенные такими опциями, о которых большая часть смолян даже и не догадывается. Например, собираемые в стенах «Мезон-А» прицелы могут похвастаться дальномером, высчитывающим точное расстояние до объекта, и даже пультом управления (чтобы менять настройки прибора свободной рукой.

Усовершенствование «начинки» и оснащение гаджетов этими и многими другими «бонусами» - именно по такому  пути сегодня движется эволюция производимых компанией YUKON приборов. За это отвечает собственное конструкторское бюро,  регулярно разрабатывающее новые, более продвинутые и надежные гаджеты.

Впрочем, внешний вид прицелов со временем тоже сильно изменился. «Сегодня в среднем наши прицелы весят примерно килограмм, в то время как еще несколько лет назад этот показатель был вдвое выше, - рассказывает Андрей Симонов. – На первый взгляд немного, но прибавьте к этой цифре средний вес ружья (примерно три килограмма), и станет ясно, что потеря этого килограмма стала ощутимым подарком для охотников. Изменилась и стоимость подобных приборов: если изначально тепловизионные прицелы стоили порядка миллиона рублей, то сегодня такой прибор можно приобрести и за 300 000 рублей».

Однако не прицелами едиными: ассортимент продукции компании  YUKON  включает в себя также монокуляры и очки ночного видения, тепловизоры и профессиональные бинокли, а также тематические аксессуары (лазерные фонари и ИК-осветители). Есть у компании даже собственное бесплатное мобильное приложение, которое не только обеспечивает то самое дистанционное управление прибором с планшета или смартфона, но и позволяет охотнику буквально в режиме реального времени транслировать видео удачной охоты на Youtube.

«Мы не работаем «на склад», - говорит Андрей Симонов. – Перед тем, как сформировать план производства, представители компании внимательно изучают рынок, спрос на тот или иной вид приборов, чтобы выпустить такое количество продукции, которое необходимо. В среднем это примерно семь тысяч приборов в год».

Сухим из воды

Место, где собирается столь современная техника, на первый взгляд может показаться очень скромным. Однако размеры производственных помещений не так важны; главное – это мастерство работающих на предприятии людей. Работа на предприятии ведется практически параллельно на двух основных участках – оптическом и электромонтажном. Место, где собирается оптическая часть будущего прибора представляет собой небольшую комнату с рядами одинаковых столов, на каждом из которых установлена лампа. При свете этих ламп работницы участка занимаются подготовкой линз для приборов ночного видения. Царящий в помещении полумрак необходим не только для того, чтобы при свете ярких ламп можно было лучше разглядеть возможные дефекты линз (будь то царапина или скол), но и для того, чтобы не засветить собираемые здесь же оптические приборы на базе ЭОП.

В это же время на электромонтажном участке происходит сборка электронных узлов, после чего «полуфабрикаты» отправляются на участок сборки оптики, где и собираются в единый прибор. В общей сложности один сборщик за день может собрать до 40 ЭОПных приборов, а вот тепловизионные прицелы – уже куда более сложный прибор, а значит и на его сборку уходит заметно больше времени.

Впрочем, внешний вид, конечно, очень важен, но и наши соотечественники, и иностранцы любят и ценят продукцию смоленского предприятия вовсе не за красивые «глаза». Прежде чем готовый прибор отправится на следующий участок (участок поклейки) и обзаведется всеми причитающимися ему декоративными элементами, каждый собранный на «Мезон-А» прибор проходит тщательную проверку. Например, тепловизионные прицелы проходят три межоперационных и один конечный контроль. Для того чтобы обеспечить соблюдение всех технических требований к приборам, на предприятии работает целый штат контролеров. На протяжении всего рабочего дня они находятся рядом с работниками, тщательно отслеживая и контролируя каждый этап сборки.

Дабы получить представление о том,  насколько пристрастную проверку на качество проходит каждый прибор, рассмотрим путь, который проходят на предприятии тепловизионные прицелы. Как только оптическая часть прибора соединяется с электрикой, прицел отправляется на калибровку. При помощи так называемых «черных тел» на сенсоре выявляются битые кластеры и пиксели, которые затем «лечатся» при помощи специальной программы. Принцип действия последней можно сравнить с одним из инструментов «фотошопа»: программа копирует максимально похожий на поврежденный участок фрагмент изображения и заполняет им битый пиксель, получая в итоге целостную картинку без дефектов. Человеческому глазу подобная подмена не видна, да и на качестве изображения она сказывается лишь в лучшую сторону.

Еще один важный этап проверки прицелов – ударная комната, где каждый прибор тщательно «отстукивают». Вертикальная и горизонтальная ударные установки имитируют момент выстрела, во время которого прибор должен исправно, без выключения и сбоев, работать как от батареек, так и от внешнего источника питания. Надежность прицела проверяют и на виброустановке, ведь прибору придется работать далеко не в самых простых условиях. Даже воды – и той они не должны бояться! Герметичность  прицелов в «Мезон-А» проверяют очень просто – топят прибор в емкости с  водой под давлением, имитируя кратковременное погружение на глубину до 1 метра. Если на поверхности при этом показались пузыри – значит, прибор, увы, не годен.

«Наши прицелы – настоящие «рабочие лошадки». Мы прекрасно понимаем, что они не будут лежать дома в чехле, их наверняка станут эксплуатировать в самых экстремальных условиях, - объясняет необходимость подобных проверок Андрей Симонов. – Вместе с охотниками они ездят на машинах, пробираются через болота и в течение нескольких часов лежат в засаде. Поэтому и работать они должны безотказно при любых температурах и в любую погоду. Судя по отзывам покупателей, наши приборы с данной задачей справляются на отлично».

Но даже с такими надежными и дорогостоящими аксессуарами в процессе эксплуатации нет-нет да и приключится какая-нибудь оказия. С какими только ЧП не приходилось сталкиваться смоленским прицелам: их топили в болоте и забывали в нем же на несколько месяцев, переезжали колесами автомобиля и даже сжигали в костре. В таких случаях на помощь попавшим в беду охотникам всегда приходит сервисный центр компании, который даже самую сложную неисправность готов устранить в течение десяти рабочих дней. И все это – без отрыва от основного производства.

Для коллектива «Мезон-А» предприятие уже давно перестало быть просто рабочим местом. Сами сотрудники называют своих коллег «большой семьей» и уверяют, что ни за какие материальные «коврижки» не променяют свое рабочее место на другое, пусть даже более интересное занятие. 

Текст: Анастасия Голикова

Фото: Александр Губарев

Читайте также

© Центр кластерного развития Смоленской области

WebCanape - быстрое создание сайтов и продвижение